Приветствую Вас Гость | RSS

Обитель Бафура: королевство гномов

Вторник, 2021 Гваэрон 02, 16:10
Главная » Статьи » Мои статьи

Война Бороды
Война Бороды
War of the Beard — перевод Ажград и компания Алегрис под редакцией Master-Romanius

В стародавние времена, свыше 2000 лет до рождения Зигмара, когда островом Ултуан правил знаменитый Король-Феникс Каледор Завоеватель, эльфийскую страну потрясла гражданская война. Брат воевал против брата, и, чтобы восстановить контроль над островом, Король-Феникс собрал верных ему воинов, чтобы выступить против вероломного Малекита, изгнав его, в конце концов, с Ултуана. Несмотря на тяжкие времена, выпавшие на долю эльфов, они всё ещё оставались могущественной нацией, искусство магии вступило в период расцвета, а в небесах над Ултуаном кружили патрули, состоящие из драконьих наездников.
Поэтому, когда Каледор умер, на улицах городов Ултуана долгое время раздавались горестные крики и плач. Своим наследником Каледор назначил собственного сына, Каледора II, оставив ему в наследство сильную армию и самый могущественный флот во всём мире, не подозревая, однако, насколько глупой была такая преемственность.
Хотя Каледор II и унаследовал некоторые качества отца, но не получил от него ни здравомыслия, ни мудрости. Молодой Король-Феникс оказался вспыльчивым и импульсивным, тщеславным и напыщенным юнцом. Он был могучим воином, но в час, когда Ултуану потребовался не воин, но мудрый лидер, он оказался злосчастным правителем.
В начале его правления, торговые пути с гномами, которые были закрыты во время гражданской войны, снова оживились. Цивилизация гномов как раз находилась на пике развития. Рунные кузнецы того времени были способны творить такие могущественные руны, которые сейчас уже невозможно восстановить. Сталь гномов считалась лучшей сталью всего мира, а замысловатые игрушки, которые мастерили руки гномов, пользовались широкой популярностью у эльфийской детворы. Процветающие цитадели гномов соединялись друг с другом сетью подземных дорог, поэтому гномы считали, что находятся в абсолютной безопасности, не интересуясь особо делами эльфов и войной, бушевавшей на далёком острове.
Когда эльфы Ултуана подписали с гномами договор о вечной дружбе, Король-Колдун Малекит продолжал строить козни против Короля Феникса. Переодевшись в воинов Ултуана, тёмные эльфы начали совершать набеги на торговые пути, убивая гномов и грабя их караваны. Естественно, подозрения пало на высших эльфов Ултуана.
Король Готрек потребовал от эльфов компенсации за причинённый ущерб. Когда требования гномов достигли ушей Короля-Феникса, его ответ был быстрым и лишённым даже намёка на дипломатию. Он послал ответное сообщение, где говорилось, что Король-Феникс не признаёт требований, но готов компенсировать ущёрб, даруя милость. Для обидчивых и гордых гномов, предложение о даровании милости было настолько же оскорбительно, как предложение обрить бороду. Король Готрек послал Каледору новое, несколько грубоватое сообщение, где говорил, что милости гномы не просят даже от богов, не то, что от эльфов, так что, за нанесённое оскорбление, сумма компенсации увеличивается вдвое. Каледор в ответ отослал посла гномов домой, предварительно побрив ему бороду, и с указанием передать королю, что если Готрек хочет компенсации, пусть сам приходит на Ултуан и попробует забрать её. По мере того, как происходили эти события, агенты Наггарота рыскали по всему Старому Свету, дополнительно разжигая ненависть между двумя расами. Теперь для гномов было делом чести разобраться с эльфами, а ответом на все их оскорбления могла быть только война.
Вся империя гномов была мобилизована, чтобы сражаться против народа Ултуана. Самые отважные ветераны взялись за оружие, чтобы снова участвовать в битвах, и вся гномья раса была одержима величайшей жаждой отмщения эльфам, которые предали их так жестоко. Армии гномов выступили к торговому городу Тор Алесси и осадил его. Король Готрек поклялся, что отберёт у эльфов долг либо золотом, либо эльфийской кровью, или побреется наголо. Это была очень сильная клятва. Королевский посол, не выдержав позора, когда эльфы побрили ему бороду, стал Убийцей Троллей, поэтому гномы постановили, что ни за что не позволят своему Королю сделать то же самое, если он не выполнит клятвы.
Узнав об атаке гномов, Каледор был возмущён до глубины души. Он послал экспедиционный флот, чтобы помочь обороняющемуся Тор Алесси. Это был могущественный флот, который перевозил огромную армию. Когда гигантские корабли вышли из порта, охваченные страхом советники короля сообщили ему, что такое решение фактически оставляет Ултуан без защиты. Выслушав их, Каледор шибко разгневался и объявил их страхи полностью безосновательными.
А в Старом Свете разгоралась война. Ни одна из сторон не обладала достаточной силой, чтобы сломить могущественные армии противника. Укреплённые города гномов практически невозможно было взять. Крепкие, сильные гномы не были похожи ни на одного противника, с которым раньше воевали эльфы, они просто не знали слов «отступление» и «поражение», даже если в бою их значительно превосходили численностью. Это было очень не похоже на берсеркерскую ярость Орд Хаоса; кроме того, стойкость и твёрдость гномов умело сочетались с тактическими умениями и военными хитростями. В свою очередь, гномы были изумлены могуществом эльфийских армий. Ранее они могли судить о силе армий эльфов всего лишь по гарнизонным армиям колониальных провинций. Они не ожидали огромных отрядов, закованных в доспехи рыцарей и фаланг высоко дисциплинированных пехотинцев. Но, как и положено гномам, они не признавали развязывание войны своей ошибкой.
Война, породила стойкую ненависть между расами, которая длится вот уже несколько тысяч лет. В ответ на обривание бороды, гномы вырубили молодые леса, выращенные эльфами. Обе стороны дрались так долго, что почти полностью истощили собственные военные силы. Устав от постоянных неудач, Каледор II распустил весь генеральский совет и лично взял на себя командование армией. Это было его главной и последней ошибкой. Во время четырнадцатой осады Тор Алесси он врубился прямо в сердце обширного подразделения пехоты гномов, где его зарубил король Готрек, после чего снял с трупа Короля-Феникса Корону Фениксов и забрал её в качестве платы эльфов за нанесённое оскорбление.
Считая, что их честь восстановлена, гномы отступили с поля боя, и отказывались отвечать на любые просьбы эльфов вернуть себе корону. В конце-концов Готрек ответил, что если эльфы хотят вернуть себе корону, они должны прийти в Караз-а-Карак со всей своей армией и попросить гномов даровать им корону в милость.
Когда эльфы начали собирать оставшиеся силы, чтобы осадить Караз-а-Карак, понимая, впрочем, что взять эту крепость абсолютно невозможно, поползли слухи о вторжении на Ултуан тёмных эльфов. Пришло время для Короля-Колдуна воспользоваться плодами своих козней.
Первая Корона Фениксов так до сих пор и лежит где-то в глубоких подземельях Караз-а-Карак, из-за чего вражда между двумя расами так никогда и не сможет исчезнуть. Гномы считают эльфов клятвопреступниками и подлыми брадобреями, а эльфы называют гномов ворами. Это была глупая, желчная и бестолковая вражда, но в то время сложности ещё только начинались.

Два взгляда на Войну

Точка зрения гномов
Гномы называют Войну Бороды не иначе как Война Отмщения, и на то есть множество причин, вот их точка зрения на события тех дней:
«Слушайте внимательно, бородачи, сейчас я расскажу вам историю о величайшем предательстве, о самой жестокой измене, когда-либо произошедшей с нами. Это было во время правления Готрека Разрушителя Звезд, четыре с половиной тысяч лет назад, когда наша империя простиралась на весь мир, и даже у самого бедного Гнома был мешок золота размером с твою голову. В то время народ Эльфийских королевств и сыны Грунгни жили в мире друг с другом. Торговля шла по всему свету, и наша казна наполнялась честно заработанным Эльфийским золотом, в то время как жители Ултуана спешили обзавестись изделиями наших великолепных ремесленников, чьи ученические работы превосходили работу сегодняшних величайших мастеров.
Но потом капризный и вероломный народ Ултуана, позор для Эльфа, захлестнула жадность, они захотели наши земли и имущество. Совершив предательство, равного которому не происходило, они устраивали засады на наши конвои, убивали наших воинов и дев, крали наши товары высшего мастерства. Но Готрек Разрушитель Звезд, будучи королем, о котором говорили — легко несет мудрость и возраст на своей брови — остался верен договору и направил послов и дипломатов к берегам острова Эльфов, чтобы начать переговоры с народом далекого Ултуана. Насмешками были они встречены, и с позором были они отпущены; их бороды — длинные, густые и блестящие от возраста, — были сбриты с их лиц, и их вышвырнули из владений Эльфов под раскаты жестокого смеха, который долго продолжал звенеть у них в ушах.
Нельзя сказать, что сыны Грунгни — вспыльчивый народ, поскольку наш гнев подобен запалу пушки и разгорается медленно. Но в точности как пушка обязательно выстрелит, когда запал догорит до конца, так и наш гнев обязательно вырвется и будет бушевать, суля врагу огромные разрушения.
Наши великолепные армии маршировали, в их сердцах пылала жажда отмщения вероломному народу Эльфов. Снорри Короткорукий, сын Короля Разрушителя Звезд, разыскал армию Эльфийского Короля-Феникса, и они сошлись в битве, крепкая Гномья сталь против хрупкого оружия Ултуана. Великой была резня, многие жители Ултуана пожалели тогда о своих бесчинствах, но и мы, сыны Гругни, тоже дорого заплатили кровью. Будучи знатных кровей, Снорри захотел сразиться в поединке с Королем Эльфов, Каледором Вторым, в смертельном бою за победу. Но обманным ударом мерзкий Эльф сразил Снорри, и его армия, не вынеся такого позора, отступила с поля боя.
Моргрим, кузен Снорри, был рассержен смертью своего родственника, и повел своих собратьев на Оерагор. Два дня Эльфы избегали его, их трусость перевешивала их гордость, несмотря на все оскорбления и колкости Моргрима. Но наконец две армии сошлись; блестяще-белое серебро Эльфов против полированной стали и бронзы великой армии Моргрима. В воздухе были тучи Эльфийских стрел, но от арбалетных болтов Моргрима небо чернело, как при грозе. Часами продолжался этот обмен, пока у обеих сторон не иссякли стрелы. Высоко держа могучие молоты и топоры, на которых пылали руны отмщения и правосудия, армия Моргрима выступила против слабых Эльфов. Сам Моргрим и окружавшие его седобородые ветераны пробивались к самому сердцу Эльфийской армии, ища для сражения величайшего воина. Он нашел принца Эльфов Имладрика, окруженного молчаливыми, но смертоносными Мастерами Меча. Никогда раньше не происходило такой схватки, мечи Эльфов монотонно звенели по искусно украшенным доспехам собратьев Моргрима, чьи молоты с неугасаемой свирепостью крушили доспехи и дробили кости. Моргрим победил Имладрика, его древний рунный топор разрубил худосочного принца от шеи до живота. Блестящая серебром орда Ултуана струсила и прекратила сражаться. И это происходило, когда Эльфы были настоящими Эльфами, а не длинными неумехами, которых встречаешь сегодня.
Моргрим, удостоившийся чести называться Элгидумом, Эльфийской Смертью, неумолимо преследовал бледнокожих слабаков, сначала разрушив Эльфийский город Ател Марайя до основания, затем осади порт-цитадель Тор Алесси. Высший Король Готрек Разрушитель Звез вместе со всеми собратьями из Караз-а-Карака, присоединился к Моргриму, а также прибыла огромная армию крепких воинов из доброй половины других Оплотов. Никогда еще мир не ощущал на себе поступь такого числа Гномов. Когда облаченные в железо легионы Короля Гномов двинулись на стены Тор Алесси, Эльфы попрятались от страха в своих стройных башнях и тонкостенных минаретах — настолько могучи были силы, выстроившиеся против них.
Сто дней камни наших катапульт сотрясали стены и землю, заставляя защитников Эльфийского города расплачиваться за плохую работу строителей. Король Разрушитель Звезд вместе с Моргримом Элгидумом и Молотобойцами прорвался сквозь ворота и пробил себе дорогу к центральной цитадели, где и нашел предателя Короля Эльфов Каледора II. Малодушный Каледор отказался выйти и сразиться, как подобает настоящему воину, потому Высший Король принялся молотить по башне своим огромным молотом, круша непрочную кладку и сотрясая хлипкое основание до тех пор, пока башня не рухнула, вынуждая Каледора сражаться.
Положение было безвыходным, поэтому Король-Феникс Острова Эльфов обнажил свой длинный меч. Он и Высший Король вступили в схватку. Долго продолжалась та битва, и хотя Каледор был Эльфом, его готовили к битвам лучшие воины-мастера Ултуана. Однако и Готрек был не безбородым юнцом, никто не мог нанести другому удар. Наконец, когда ночь уже начала накрывать разрушенный город, крепкое Гномье оружие одержало победу. Меч Каледора раскололся о молот Готрека, как испорченный Эльфийский клинок, разбитый на древней Гномьей наковальне. Каледор взмолился о пощаде, но глаза Высшего Короля горели огнем возмездия, поскольку он знал, что мягкость будет расценена Эльфами как слабость. Его молот опустился, и Каледора, второго Короля-Феникса с таким именем, не стало. В качестве компенсации Высший Король забрал корону мертвого Эльва, и по сей день она находится здесь, в Караз-а-Караке. Так мы убрали прочь Эльфийские лапы от нашей земли. Они бежали к своим родным берегам, плача по павшим. Мы показали им, каковы на самом деле Гномы, и Война Отмщения была нашей величайшей победой. Однако они так и не принесли своих извинений за оскорбления, и до сих пор в Великой Книге Обид находится бессчетное число записей, за которые они должны расплатиться.
Никогда больше эльфы не повторят своей ошибки и не станут будить ярость сынов Грунгни. Запомните мои слова, именно так всё и было».

Точка зрения эльфов

Слушаете меня дети мои, и помните мой рассказ о том, как гордость и алчность народа привела к войне и гибели многих невинных.
«В эру правления Короля Феникса Каледора Второго мирное время было по всей известной земле, и мы приняли дружбу с народом гномов. Наши предки не желали никого порабощать, они желали просвещать и обучать других. Я хорошо помню времена той дружбы. Кузницы гномов, обитавших в горных пещерах, изготавливали прекрасное оружие для нас, которое наши маги наполняли магической силой. В благодарность мы обучали этот народ, который до дружбы с нами все ещё записывал свои летописи в камне. Мы обучали их письменности и магии, искусству и литературе, и эта дружба бала выгодной для нас обоих.
Но гномы раса, которая легко закипает и потом долго забывает обиды. Эта сторона их характера, в конце концов, привела к трагическим последствиям. Дручии, наши тёмные сородичи, атаковали гномьи караваны и убивали всех подряд, воруя гномьи товары. Король гномов, Готрек Ломающий Звезды, чье высокомерие было известно даже среди его народа, не хотел видеть разницы между нами и наггаротцами. Лёгкий на гнев, он послал посланника к нам, требуя возмещения за то, что мы не совершали. Я был среди тех кто его встречал, но по сравнению с нами он был мало похож на посла, его грубые манеры и неэстетичная одежда оскорбляла нас. Поклявшись своей бородой что он не покинет Ультуана до тех пор пока правосудие не свершиться, он вытащил свой топор в присутствии короля. Со времён Раскола никто не обнажал оружия в гневе, тем более в присутствии Короля-Феникса в его дворце. Несмотря на то, что мы имели полное право убить его на месте, мы проявили милосердие. Опираясь на его собственные слова, мы сбрили его бороду, и выслали из Ултуана.
Не могу сказать, что наш народ скор на решения или слишком жесток. Мы подобны луку и стрелам: подобно луку мы можем сгибаться, живя в гармонии с теми кто не видит мудрости, но подобно стрелам способны разить тех, кто стоит у нас на пути.
И когда армии гномов обрушились на нас, ища отмщения за свою глупую гордость, сам Каледор принял командование над нашими армиями, стремясь прекратить войну. Я, среди прочих, слышал его команду, что не одному гному не будет причинён вред, до тех пор пока он не причинит вред эльфу. Но гномы оказались глухи к нашим предложениями мира и кровь пролилась на поле боя. О целые реки крови пролились! Но мы проявляли милосердие, и несмотря на то, что я видел ненависть в глазах тех гномов с которыми я сражался, я не убивал тех, кто не искал моей смерти. Стремясь прекратить кровопролитие, наш король призвал гномьего принца Снорри Полурукого, к переговорам, чтобы не проливать более крови невинных. Но молодой гном был скор на расправу и атаковал короля. Каледор отражал его атаки много раз, но в конце концов был вынужден его убить. По сей день моё сердце тяжело от совершенного, и не желая более проливать кровь, мы покинули поле боя, считая что доказали свою честь.
Столь высока была высокомерная гордость гномов, что Моргрим, кузен убитого Полурукого поклялся отомстить за смерть родича. Весь здравый смысл покинул их, когда они вновь отправились на войну. Два дня мы отступали, не сражаясь, надеясь на то, что гномы образумятся. Но их гнев не стихал. Мы устали от отрицания вины, которая была не нашей, и с тяжёлым сердцем, приготовились к войне. Наши лучники не смогли остановить гномов без крови. Я помню как поднялось облако стрел и упало перед идущими гномами. Но они не остановились. Более того, именно гномьи арбалеты пролили первую кровь в бою. В ответ мы убили многих гномов, и за каждого павшего проливали мы слезы. Но они все шли. Воины гномов врезались в наш сияющий строй, и все же владыка Имладрик ещё раз попытался остановить войну. Он отбросил свой меч, предлагая мир и переговоры. Но он недооценил жажду мести гномов. Моргрим безжалостно убил безоружного принца, и мы отступили, зная теперь, что гномы не имеют чести, и что все шансы на мир потеряны.
Не зная о том вреде, который они нанесли нам, гномы разжигали свою кровожадность. Они короновали Моргрима Убийцу как героя и теперь, он, отведав плодов зла, желал большего. Безжалостно они обрушились на наши города, убивая наших горожан и уничтожая наши поля. Прекрасный город Атэл Морайа был разрушен, и его прекрасные строения и произведения искусства были сожжены. Следующим был бы Тор Аллеси, но вести о гномьем вторжении дошли до Каледора, и он сам отправился на защиту города. Сто дней гномьи машины пытались пробить могучие эльфийские стены. Тогда они, в злобе, повернули свои орудия против прекрасных башен города, и разрушили их зная, что они не имеют стратегического значения.
В конце концов, Каледор позволил гномам войти в город, если они придут с миром. Высший Король Гномов, Готрек Ломающий Звезды, пришёл на переговоры, вместе со свитой своих окровавленных воинов. Мы верили гномьему народу, но в ту ночь они убили часовых и открыли ворота города. Гномья толпа ворвалась в город, убивая на право и налево, всех подряд. Они ворвались во дворец, планируя убийство короля, но Каледор проснулся, и ждал их готовый.
Столь велико было терпение нашего короля, что он не убил Готрека Ломающего Звезды сразу. Несмотря на то что он видел гнев в глазах гнома, он понимал, что убив его он убьет все шансы на примирение. Высший Король атаковал Каледора, гнев заслонил его разум. Я был бессилен что либо делать, вынужденный наблюдать за боем из далека. Много раз Каледор мог бы много убить противника, но его гнев был под контролем, он желал мира. Но несмотря ни не что Готрек не останавливался, и, в конце концов, ослеплённый яростью, он убил Короля. И как будто убийства Короля было не достаточно, он украл корону Фениксов, его алчность затмила все доводы разума. Он бежал в глубины Вечной Горы и спрятался там за каменными стенами своей крепости, сжимая трофей грубыми и кровавыми руками. В гневе, собрав все свои силы, мы готовились атаковать предателя, и вернуть то, что по праву наше, но ужасный правитель Наггарота, который, несомненно, заключил подлую сделку с гномами, не дал нам этого сделать, вторгнувшись в Ултуан.
Мы раса, которая не ищет мщения, мы слишком хорошо знаем цену ненависти. Также мы не ищем компенсации за то, что мы считаем глупостью, порождённой гордостью. Мы все хотели бы вернуть то, что принадлежит нам, и услышать слова раскаяния из уст тех, кто убивал наш народ. Это время придёт, дети мои, и вам не придётся нести ношу, которую несу я».

Категория: Мои статьи | Добавил: Бафур (2009 Уруи 24)
Просмотров: 717 | Теги: Дварфы, воины, Warhammer, гномы
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]